Пресс-центр

ФХР / 03.08.2009
Вуколов Н.

Русская душа Валерия Васильева

Коллектив Федерации хоккея России вместе с многомиллионной армией болельщиков поздравляет с 60-летним юбилеем выдающегося игрока отечественного хоккея, защитника московского «Динамо» и сборной СССР Валерия Васильева! Богатырского Вам здоровья, семейного счастья, новых успехов!

Васильев Валерий Иванович
3.08.1949. СССР, заслуженный мастер спорта, защитник. В 1967 г. - в «Торпедо» (Горький), в 1967-1984 гг. – в «Динамо» (Москва). Второй призёр чемпионатов СССР 1971, 1972 и 1977-1980, третий призер 1968, 1969, 1974, 1976 и 1981-1983. В чемпионатах СССР – 617 матчей, 71 гол. Входил в шестерку звезд советского хоккея в 1973-79, 1981. Чемпион мира и Европы 1970, 1973-1975, 1978, 1979, 1981 и 1982, второй призер ЧМ 1972 и 1976, третий призер ЧМ 1977, второй призер ЧЕ 1972, третий призер ЧЕ 1976 и 1977. Чемпион ЗОИ 1972 и 1976, второй призер ЗОИ 1980. Обладатель Кубка Канады 1981, участник розыгрыша Кубка Канады 1976. В ЧМЕ и ЗОИ – 116 матчей, 18 голов. В турнирах Кубка Канады – 11 матчей.
 
Награжден орденами Трудового Красного Знамени, Дружбы народов, Почета, медалью «За трудовую доблесть».


РУССКАЯ ДУША ВАЛЕРИЯ ВАСИЛЬЕВА

Дело было в Стокгольме, в мае 1981 года. Задача была проста, хотя и необычна: передать в Москву по связи ТАСС в спортредакцию агентства текст телеграммы на имя Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР Л.И.Брежнева. Текст был вручен руководством сборной команды СССР по хоккею моему старшему коллеге, специальному корреспонденту ТАСС Владимиру Дворцову, освещавшему ход мирового чемпионата, который в тот год проводился в шведских городах Стокгольме и Гётеборге.

Многое стерлось в памяти, но пафос той телеграммы помнится отлично. Ведь прошло чуть более года после того, как советская команда проиграла на Олимпиаде в Лэйк-Плесиде американской сборной, родив едва ли не самую крупную сенсацию в истории мирового хоккея за все его времена. Та неудача была болезненно воспринята в советском обществе, во всех его слоях, включая и руководство страны. Требовалось срочно восстановить подпорченное реноме. Тогда, в Швеции-81, советская команда играла блестяще и доказала миру, что произошедшее в Лэйк-Плесиде было не более, чем случайностью, досадным срывом, и отечественный хоккей по-прежнему самый сильный на планете.

Именно этим и был проникнут весь дух телеграммы, которую я к глубокому сожалению, не сохранил в своих архивах. Но что-то в таком роде: …Дорогой Леонид Ильич! Мы рады доложить Вам, что на чемпионате мира в Швеции сборная СССР вновь доказала, что советский хоккей… Заверяем Вас, дорогой… что будем и впредь высоко нести честь советского спорта и отдавать все силы тому, чтобы советский хоккей занимал лидирующие позиции… Желаем Вам, дорогой… Текст, как текст. Привычный тон докладных из различных городов, краев и республик в адрес советского руководства об очередных успехах в строительстве коммунизма. Такие рапорты, выдержанные в духе возвышенного «эпистолярного жанра», не редко публиковались в советских газетах. Правда, стоит заметить, что было о чём и докладывать. А то, что вкус и чувство меры авторам этих посланий зачастую изменяли… Ну, так что уж тут поделаешь-то!

Вот и тогда, в Стокгольме докладывать было о чём. Реабилитировались за неудачу на Белой Олимпиаде-80. Для тренеров сборной в лице В.Тихонова и В.Юрзинова та победа в Швеции имела особое значение. Ведь после второго места в Лэйк-Плесиде (а для сборной СССР любое место кроме первого всегда считалось неудачей) санкций в отношении тренерского дуэта не последовало, хотя все ждали «большой крови»: ведь проиграли-то сборной США, откуда велась небывалая по размаху и накалу антисоветская пропагандистская кампания из-за ввода ограниченного контингента советских войск в Афганистан, США, бойкотировавших летнюю Олимпиаду в Москве и вовлекших в тот политический водоворот страстей и интриг немало других стран. На этом фоне саднящее чувство досады от проигрыша «штатской» сборной приобретало политический подтекст и только усиливалось. Но обошлось. Ума наверху, в Москве, хватило, чтобы с работы тренеров не снять, и они в Швеции вновь вместе с командой заняли место на уже давно ставшим привычным и обжитым пьедестале побед и похвал. Помню, что под текстом стояли подписи: старший тренер команды В. Тихонов, капитан команды В. Васильев.

Что ж, капитан сборной Союза. Просто так на этот пост не попадешь. К тому же, кто он, Васильев-то? Ведь изначально «банда» горьковская, сорви-голова, парень, готовый в любой момент дать острастку самому отчаянному забияке на льду. И давал, и впечатывал в борта, и в челюсти врезал. Всё это происходило на виду у миллионов любителей хоккея, но никак не увязывалось в сознании с образом лидера, избранного на общем собрании. По игре – да, лидер. Всё делал без всякого притворства, в жёстких мужских силовых противоборствах, по-честному, с отрытым забралом. И без политнакачек. Что там ни говори, а чувства патриотизма во времена «совковые» у многих спортсменов присутствовали в полной мере. И в этом смысле Васильев являл собой пример настоящего вожака. Сказали ему, будешь капитаном, ну и стал. И на собрании выбрали. Хотя ведь даже при таком порядке вещей выдвигали, думается, на этот «место» людей наиболее в коллективе авторитетных, уважаемых. Был таким Васильев? Был. Без всяких сомнений. И этот авторитет в суровом ремесле, каким является хоккей, за красивые глазки не завоюешь.

Отравив текст, поехал на приём в Посольство СССР, устроенный в честь победителей. Приём в Березовом зале был отменный. И даже не по обилию яств и всяческих бутылок с яркими наклейками, а по самой атмосфере дружественности и уважения со стороны дипломатов и работников советских учреждений в Швеции к игрокам и тренерам: вот стоят рядышком Фетисов и Касатонов, два закадычных дружка, два уже тогда выдающихся защитника, которых жизнь еще не развела по разные стороны баррикад. Оба заразительно хохочут над тем, что им доверительно рассказывает Владимир Винокур из «группы поддержки» сборной, в которую входили еще Иосиф Кобзон и Лев Лещенко.

Вот ходит мрачноватый Мальцев в темных очах. Не из пижонства водрузил он «окуляры». В игре с чехами кто-то из соперников поставил знаменитому нападающему приличный «бланш» под глазом, скрываемый Александром за дымчатостью стекол. Вот Николай Дроздецкий встал за столик с бутылками и с заправским видом бывалого бармена готовит всем желающим коктейли (никто тогда и представить себе не мог, что через несколько лет Дроздецкий, игравщий в шведском клубе «Бурос», уйдет из жизни из-за диабета). Молодой Андрей Хомутов с красивым лицом юного инока. Восходящая звезда Владимир Крутов, как всегда чуточку нахмуренный. Свен «Тумба» Юханссон, которого А.Тарасов угощает водкой.

А вот и Валера Васильев в окружении поклонников. Широко улыбающийся, добродушный, расслабленный. Улыбка с натурально металлическим блеском. Победы в хоккее так просто не достаются, а потерянные в жестких столкновениях зубы заново не вырастают. Приходится вставлять «металлик». Ворот рубаки расстегнут, галстук чуть приспущен, могучая шея зиждется на широких плечах. Прямо как вырубленный из камня монументальный герой картин Дейнеки. Но только живой, доступный, охотно отвечающий на вопросы, что-то там травящий. Даже, пожалуй, обаятельный.

А вот неподалеку Николай Николаевич Озеров, очень хорошо относящийся к динамовцу. «Люблю я Валеру Васильева. В баньке, да еще после рюмашки, восхитительных он душевных качеств человек!», - вот так с любовью отзывался он защитнике, когда я вёз знаменитого комментатора из аэропорта «Арланда» в Стокгольм. Озеров при всей щедрости его натуры любил всех хоккеистов, но был человеком приметливым, всё подмечавшим, и чтобы попасть к нему в фавориты, требовались, конечно же, особые качества и достоинства. И, разумеется, дело тут не в бане и не в рюмке-другой водки. Что водка! Про то, как «гудел» Васильев со товарищи легенды ходили. Но только ценили Васильева и болельщики, и соратники по избранному делу совсем за другие качества. Он и выпивал-то больше, думается из куража, из желания разорвать нудный, монотонный «круг» постоянных сборов, мотавших душу. В его натуре ( так представлялось со стороны) всегда жила тяга к вольности, сродни бунтарскому характеру Степана Разина и других русских неуемных душ, воспетых в народных песнях и сказаниях.

Васильева отличало в игре большое мужество. С такими, как он, можно было ходить на медведя. Не подведет, не дрогнет, никакому обидчику спуска не даст. «Мы с чехами должны играть, - рассказывал мне партнер Васильева по обороне сборной СССР Александр Гусев, тоже, между прочим, далеко не пай-мальчик. – Валерка мне говорит: «Слышь, Гусь, ты их гони от синей линии на меня, а я их тут буду принимать. Лады?». И вот игра, и «Вася» одного чеха «в тело» сыграл, под другого подсел, у меня перед лицом только коньки чешские мелькают, того и гляди лоб рассекут. «Валерка, - говорю ему в перерыве, - ты это, того, давай полегче, а то и мне не уцелеть!». Главное дело, играл-то он хоть и жёстко, но чисто, без грубости и нарушений правил. А это совсем не просто, тут умение, сноровка немалая должны присутствовать!».

В 1970-е годы в сборной СССР выделялась такая «пятерка»: Васильев-Гусев; Михайлов-Петров-Харламов. Это был выдающийся «квинтет» игроков экстра-класса. Противостоять им было делом архитрудным. И вот как вспоминает Васильева лучший снайпер отечественного хоккея, выдающийся мастер игры Борис Михайлов в своей книге «Мой хоккей» : «Валерий выделялся солидными габаритами, он вообще был одним из сильнейших защитников своего времени. В единоборствах с ним уступали самые задиристые нападающие, поскольку у Васильева была потрясающая природная сила. От Бога он получил и такие качества, как видение поля, сильный бросок». Вот оценка мастера мастером, дорогого стоящая…

Но вернёмся в 1981 год. Тогда в Стокгольм приехала значительно обновленная команда. Из знаменитых «стариков» остались только Третьяк, Петров, Васильев и Мальцев. А впереди было главное, пожалуй, событие сезона – Кубок Канады! И его надо было обязательно выигрывать, чтобы закрепить шведский успех. Любители хоккея помнят: в решающей игре со сборной Канады советские хоккеисты превзошли самих себя, разгромив хозяев льда – 8:1! Капитаном той команды был В.Васильев. Это он принял из рук канадского премьера Поля Элиота Трюдо главный приз турнира. Но, уж эти канадцы! И проиграть-то с достоинством не смогли. Забрали уже врученный приз, опозорившись на весь белый свет! А ведь турнир проходил под эгидой ЛИХГ, и по её Уставу команде-победительнице каждого турнира должен был вручаться определенный заранее спортивный трофей. Хорошо еще, что по инициативе Джорджа Смита, предпринимателя из Виннипега, была изготовлена точная копия Кубка Канады, которая была вручена 14 октября 1981 года опять же Васильеву, но уже в Москве. Сама история в её столь курьезном хоккейном преломлении коснулась тогда своим затейливым крылом легендарного «Васи».

«Да, помню, помню ту историю, как же. Сначала вручили, потом – отобрали. Даже нам за них неловко было. А играть в хоккей я начинал в Горьком у тренера Игоря Петровича Троицкого. И вышло так: играли мы у себя дома с московскими динамовцами, меня, тогда как раз на три игры в основном торпедовском составе поставили. А мне только-только 16 лет исполнилось, только паспорт получил. И вот Аркадий Иванович (Чернышев, старший тренер «Динамо» - прим. автора) попросил паспорт посмотреть, а сам его – в карман, а мне говорит: «За паспортом приедешь в Москву». «Вот так дела-то делались, - заразительно смеется Васильев, с которым удалось связаться по телефону. – Молодец Аркадий Иванович! Но на этом история не кончилась. Взяли мне билет по линии МВД на поезд, приехал я в Москву, там меня встретили на вокзале и сразу же привезли на базу, в Новогорск. А там футболисты динамовские тренируются. Сергей Сергеевич Ильин мне дал форму, на тренировку позвал. А тут Аркадий Иванович мимо идёт: «Постойте, как это так, это ж мой хоккеист». «Да нет, это наш, футбольный человек». «Да откуда ваш-то? С какой-такой стати? Это ж я его из Горького пригласил к себе в команду!». Словом, отбил меня Аркадий Иванович, который был мне просто как отец родной. Моего-то отца, он в академии учился, застрелили в 1949 году на железнодорожной станции бандиты. И вот Чернышев мне стал вместо отца. Он нас с Мальцевым любил, и, честно говоря, баловал. Даже прощал нам многое».

- А из игроков кто Вам больше всего помог войти в большой хоккей? «Скажу, что это Станислав Афанасьевич Петухов, он хоть и нападающий классный, но ведь и в защите играл, и я с ним в паре начинал. Виталий Семенович Давыдов – он мой главный наставник, вратарь Борис Зайцев меня поддерживал морально. Хотя, в общем-то, я и сам был парень не робкий, что ж, на улице рос, там порядки, сами знаете, крутые».

А памятные моменты какие? «Памятна первая поездка с «Динамо» за границу, в Гренобль. Пригласили нас, динамовцев, на открытие нового хоккейного дворца. Все необычно: борта пластмассовые, реклама, вся атмосфера в целом. А мне – 16 лет. И вот игра с канадцами. И я одного канадца так приложил, что его в больницу отвезли». «Что, тот сам нарвался?». Ну, да, нарвался. На мою задницу!».

С благодарным мужским чувством вспоминает Валерий Иванович первые игры за сборную СССР, ее легендарных тренеров А.И.Чернышева и А.В.Тарасова: «Великие люди, что там говорить, много сделали для отечественного хоккея». Конечно, помнит хорошо и две серии встреч с канадскими профессионалами – в 1972 и в 1974 годах. «Это были интереснейшие и знаменательные хоккейные события, двинувшие вперед развитие всего мирового хоккея».

По жизни В.Васильев открыт, у него хватает и друзей, и почитателей таланта. Но больше всего ценит дружбу со своим бывшим партнером по сборной СССР А.Гусевым. «Дружим семьями, перезваниваемся. Я Саньку всегда любил, когда играли, то звал его «СС в действии». Резкий был он, Александр-то». - «Так вы друг друга стоили, а, Валерий Иванович?!». «Что ж, может быть и так. Бывали дни…».

У Васильева настроение, по его словам, отменное, семья обширная: четверо внучек и внук Степан. Зять Алексей Жамнов, тоже в недавнем прошлом известный динамовский форвард, потом долгие годы - игрок нхловских команд «Чикаго блэк хокс» и «Филадельфия Флайерз», а ныне - генеральный менеджер чеховского клуба «Витязь». В этом клубе сам Васильев – заместитель Председателя попечительского совета. «Что-то вроде представительско-воспитательных функций в команде исполняю». Традиции в семье спортивные, динамовские, а центр семейного очага - жена Татьяна Сергеевна. «Мы с ней вот уж тридцать семь лет вместе, так долго и не живут», - хохочет Васильев, встречающий свой юбилей в добром расположении духа…

Можно, кстати, напомнить, что В.Васильев трижды – в 1973, 1977 и 1979 годах признавался лучшим защитником чемпионатов мира (только еще один великий защитник Николай Сологубов удостаивался такой чести!).

Васильев занимает шестую строчку в символическом Клубе защитников-бомбардиров отечественного хоккея имени «братьев Губовых», названный так в честь выдающихся советских защитников Николая Сологубова и Ивана Трегубова. Список составлен известным отечественным статистиком Олегом Беличенко и включает по состоянию на август 2009 года тринадцать имен и три имени защитников-универсалов. Что касается Васильева, то на его счету 71 гол в чемпионатах страны, 9 – в играх на Кубок страны, 45 – в матчах сборной. Всего – 125 голов.

Возглавляет первую шестерку В. Фетисов (282 гола), затем идут А. Касатонов (208), Н. Сологубов (161), Ю. Ляпкин (153), Н. Макаров (126) и В. Васильев (125). Кандидатами на включение в список «Братьев Губовых» являются из ныне действующих хоккеистов В. Антипин, А. Гуськов, Д. Рябыкин и А. Трощинский.

Как и его знаменитый одноклубник Александр Мальцев, тоже недавно отметивший 60-летие, Васильев всю свою жизнь в большом хоккее остался верен московскому «Динамо», в составе которого не раз бывал призером первенств СССР, но так и не стал чемпионом Союза.

Теперь самое время привести мнение о юбиляре природного динамовца, заслуженного мастера спорта СССР, заслуженного тренера СССР и России Владимира Юрзинова: «Отлично помню появление Васильева в «Динамо», - сказал мне прославленный игрок и тренер, находящийся сейчас в Москве. - Парень был он молодой, но с гонором, в нем чувствовалась сила, присутствовал взрывной характер. Он был из тех, про которых говорят: «Только взглянет и мало не покажется!». Валерий пришёл в «Динамо» еще сыроватым, но задатки чувствовались огромные с самого начала. Аркадий Иванович Валерку любил, много с ним возился. Я бы не сказал, что Васильев по первоначалу был «звездой». Это, конечно, был не Мальцев, в котором звездность засверкала сразу же. Но Васильев очень старался, много работал, накапливал мастерство и силу, созревал шаг за шагом, двигался вперед неуклонно и твёрдой поступью. Был силён и взрывоопасен, даже канадцы с ним лишний раз предпочитали не связываться, потому что он мог «ухандакать». Хотя и не любил делать этого.

Валерка, как всякий сильный и истинно русский человек, был великодушен. Это в нем всегда присутствовало. И мужественный. Когда Пашков, стоявший в воротах «Химика», ему однажды клюшкой лицо разбил, то удар был страшенный, Васильев на лёд повалился, как подкошенный. Но он оправился и еще долго потом выступал, а Пашкова простил и зла не затаил. Был хорошим товарищем, своих в обиду не давал и соперники это отлично знали. Русский характер, в чём-то напоминавший Николая Михайловича Сологубова. Случалось, Валерка нарушал режим, срывался. И у меня, как у тренера, по этому поводу были с ним «разговоры». Что ж, кто не без греха! Не он один, впрочем. Только я вот иной раз думаю: а если бы нет, если бы не срывался?! Ведь какой колоссальный запас прочности, какой потенциал был заложен в Васильеве. Впрочем, это уж тема другого разговора.

А главное состоит в том, что был в советском и мировом хоккее великий игрок В. Васильев, капитан сборной СССР. Что может быть выше в хоккее этого звания?».

И, правда, что же еще выше этого…
 
Николай Вуколов, специально для FHR.ru
Пресс-служба Федерации хоккея России

 

Поиск материалов
Вид материала:
Автор:      
Издание:
Поиск по тегам
авцинандриевскийанисинафанасенковафиногеновбабенкобадюковбаландинбаранцевбаутинбелоножкинбердичевскийберниковбилялетдиновбирюковбойковборщевскийбудкинбэкстремвалентенковасильеввейнхандлвеликоввитолиньшвишневскийвишняковволков алексейволков константинволков юрийволошенковратарьвремя охквуйтеквышедкевичгалкингарнеттголиков александрголиков владимирголовковголубовичгоровиковгороховгорошанскийгранякгрибкодавыдовдвуреченскийденисовдерлюкджиорданодобрышкиндорофеевевропейская коронацияевсеевемелееверемеевеременкожамновжитникзайцевзащитникзеленкознарокзубрильчевисаевкалюжныйкарамновкарамнов-мл.карповцевкасянчукквапилкеч 2006клепишклубковалев алексейкозлов викторкозлов вячеславкокаревкомандакомаров леоконовконьковкоролев евгенийкрикуновкругловкрыловкудашовкузинкузнецы славыкутузовландрилегендылеонов юрийлингломакинлугинлягинмалковмальцевмарининмарков даниилмедведевмиловзоровмоисеевмосалевмы помниммышкиннападающийнепряевниживийникифоровниколишинновакномеровечкиномаркорловорчаковочневпашковпервухинпестуновпестушкопетренкопетуховполухинпопихинпоставнинрадуловразин геннадийрахунекрьяновсаймонсафроновсветловсдюшорсезон 1992-1993сезон 1992/93сезон 1994/95сезон 1999/00сезон 2000/01сезон 2004/05сезон 2005-2006сезон 2008/09сезон 2010/11сезон 2011/12сезон 2012/13семенов алексейсеменов анатолийсеменов владимирсоинсоловьев максимсопинстаинстариковстеблинстоляровсысоевтитовтолпекотренертрефиловтрощинскийтузиктюркинуваровугаровулановфедоров федорфроликовхавановхарчукхомутовчаянекчемпионычеренковчерновчернышевшатаншафигулиншашовшиловшитиковшкурдюкшталенковштрбакщадиловюрзиновюшкевичяласваараячменевяшин сергей