Спорт-экспресс / 10.01.2006
Стрижевский П.

Анатолий ХАРЧУК: 10-й вагон, 10-й финал, победный буллит 10-го номера

На следующий день после великолепной победы "Динамо" в Кубке чемпионов интервью корреспонденту "СЭ" дал президент столичного клуба.


Ночь с воскресенья на понедельник все "простые смертные", ехавшие в спальном вагоне № 10 "Красной стрелы" из Санкт-Петербурга в Москву, будут помнить долго. Для кого-то ночь сюрреализма, для кого-то - исполнения желаний, а для кого и вовсе все вперемешку.

Попробуйте, если сможете, представить, во что превратился вестибюль Московского вокзала, когда туда после окончания финального матча Кубка чемпионов вслед за динамовским кортежем прорвались с полтысячи болельщиков. И Вадима Шахрайчука - автора первого реализованного бело-голубыми буллита, погрузившегося в воспоминания: "А разве вы не знали, что однажды я уже забивал буллит в финале Евролиги, только играл не за "Динамо", а против него? Да-да, я же в 1999-м за "Нюрнберг" выступал - и сам же, можно сказать, тогда динамовцев по буллитам и победил. Получается, в девяти наших предыдущих фиаско в еврофиналах есть и моя вина..."

Попробуйте, если удастся, представить себе такую картину: возле "разливочного" купе, битком набитого шампанским и еще чем покрепче, сгрудившись в коридоре, с фужерами в руках стоят Виктор Тихонов, Борис Михайлов, Александр Якушев и Виталий Давыдов. Два легендарных армейца, один спартаковец и один динамовец. А через секунду, после зычного окрика последнего ("Слушай мою команду!"), вагон сотрясается от их совместного крика: "Гип-гип ура! Гип-гип ура! Гип-гип ура, ура, УРА!!!" Я бы и сам не поверил, если бы не наблюдал за этой сценой собственными глазами.

Попробуйте, если удастся, представить себе такой тост от обычно сдержанного спартаковца Якушева: "За всю свою жизнь я всего один раз болел за ЦСКА: когда тот играл в финале Кубка УЕФА, в чем потом и признался президенту клуба Евгению Гинеру. А сейчас хочу всем вам признаться, что сегодня впервые в жизни всей душой болел за московское "Динамо". За его великую победу!"

БРИТЬЕ НАГОЛО

За победу пили уже в пути, в кромешной темноте угадывающегося за окнами леса. А немногим раньше, еще на питерской платформе, корреспонденту "СЭ" удалось-таки улучить полчаса наедине с динамовским президентом для заранее обещанного интервью в одном из купе этого самого 10-го вагона.

-Когда игроки качали Крикунова, вспомнили тот день, когда "Динамо" стало чемпионом-2005?

- Эмоции победного мига, этого переполняющего счастья - они всегда одинаковы. Ощущение победы - очень сладкое чувство. Лично мне нынешний успех не совсем напоминал тот только потому, что тогда каждый знал: все закончено и держать себя в руках уже не обязательно. А здесь, когда ребята наполняли кубок шампанским, в раздевалку зашел тренер, который посмотрел на них и рявкнул: "9-го у нас две тренировки, а 10-го - матч!" (Смеется.)

-Помнится, вернувшись тогда из Тольятти в Новогорск, вы той же ночью вышли на публику в таком виде, что вас, наверное, и родная жена не сразу бы узнала. В канун Кубка чемпионов обриться наголо никому часом не обещали?

- (Смеется.) Вообще-то несколько человек уже позвонили и поинтересовались, лысый я или еще нет. В этот раз обриться я действительно никому не обещал. Хотя в тот раз мне, признаться, понравилось. Во-первых, намного лучше отрастают волосы, а во-вторых, три месяца никаких забот ни о парикмахерских, ни о расческах. Хотите, чтобы я и сейчас обрился? Нет уж, к этому вопросу давайте вернемся в марте, ближе к плей-офф (улыбается).

СУШИНСКИЙ

-Вы ощущаете себя везучим человеком?

- Скажу откровенно: не представляю для себя такой категории, как везение или удача. Поэтому - нет. То, что случилось здесь, в Питере, - это труд, талант и блистательная игра команды, всего коллектива.

-Тем не менее факты не опровергнешь: первый год вашего президентства принес "Динамо" золотые медали в России, второй год - титул, который бело-голубым раньше и вовсе не покорялся.

- Поверьте, я не лукавлю: действительно считаю, что заслуга и в прошлогоднем чемпионстве, и в теперешней победе принадлежит команде. Вероятно, есть какое-то совпадение в том, что обе эти радости пришлись на срок моего президентства, но это отнюдь не главное. Хотя сейчас, перед турниром, большой уверенности в успехе не могло быть ни у кого - учитывая, какой мы переживали спад в чемпионате России.

-К слову о спаде. Второй круг регулярного первенства "Динамо" проиграло в пух и прах...

- (Перебивая.) Вчистую!

-...И с каким настроением отправлялись на Кубок чемпионов?

- Подспудно меня все-таки не оставляло чувство, что там, в чемпионате России, - одно, а здесь - совершенно другое. Ведь и плей-офф, даже после неудачной регулярки, может для любой команды стать звездным часом. Конечно, мы ничего не пускали на самотек: выясняли причины слабой игры, приглашали психологов. Теперь у нас есть психологическая карта команды, которая отчасти помогла разобраться в причинах неудач. Тем не менее убежден, что в Питере сработал именно наш динамовский дух победителей. Сюда все приехали, объединенные общей идеей, вокруг которой команда наконец и сплотилась.

Признаюсь, лично я полагался еще и на то, о чем рассказал нам Максим Сушинский, опираясь на свой прошлогодний опыт выступления в этом турнире с "Авангардом". Ведь омичи, как и нынешнее "Динамо", приехали в Питер, идя восьмыми в чемпионате России. Зато стоило им победить здесь, как они тут же выдали длиннющую беспроигрышную серию и в суперлиге, которая, если не ошибаюсь, подняла их места до 4-го. Что касается нас, то мы, считаю, показали в Питере прекрасную командную игру. Да, были и просчеты, но на льду наконец-то появилась команда, в которой не наблюдалось деления на молодых и ветеранов. Выкладывались все полностью.

НЕЖДАННЫЕ ГЕРОИ

-Вы только что признали, что между тем "Динамо", которое мы увидели в Санкт-Петербурге, и тем, которое выглядит немощным середняком в суперлиге, крайне мало общего. Но ведь это одна и та же команда! Как такое возможно?

- Видимо, дело в степени одержимости: в Питере она оказалась запредельной. Хотя и в российском чемпионате первый круг, если помните, мы провели довольно здорово. Вспомните матчи с "Локомотивом", "Авангардом": разве плохо команда тогда играла?

-После того как финны буквально за минуту забили два гола и сделали счет 4:4, неужели вас не посетила мысль, что "Динамо" попросту на роду написано не победить на этом турнире?

- Даже когда мы вели - 4:2, я видел, насколько ровно и стабильно играют финны. Кроме того, было еще одно странное чувство, которое мне чуть позже помогли сформулировать коллеги. Если белый цвет на белом фоне льда немного теряется, то черная форма "Кэрпэт" выглядит несколько зловеще. Не знаю, как воспринимают это игроки, но с трибуны финны смотрелись прямо-таки устрашающе. И когда все эти люди в черном начинали расползаться по площадке, меня не покидало ощущение, что их на льду всегда больше.

Впрочем, финны и так смотрелись очень здорово. И потому даже при счете 4:2 у меня не было уверенности, что мы сможем удержать его. Уверенность пришла после третьего буллита. Когда Сережа (Звягин. - Прим. П.С.) его отбил, он вскинул руку так, что я сразу почувствовал: внутри этого человека сейчас столько энергии, что он может отыграть еще хоть целый матч. Увидев это, я понял, что свои ворота просто так он не отдаст.

-Вам не кажется иронией судьбы следующий факт: героями финала стали игроки, у которых сезон, кажется, совершенно не складывается. У Грабовского - лучшего нападающего турнира - до недавнего времени была серия из 23 матчей без забитых голов. Насколько неудачно действовал Мирнов, пока не забил "Кэрпэту" решающий буллит, можно и не говорить...

- Видимо, в них обоих действительно в течение всей осени и зимы что-то накапливалось, чтобы выплеснуться именно здесь и сейчас. Наверное, так решил Господь Бог: не давать им возможности показать себя до той поры, пока не наступит самый важный, решающий миг. Хотя я считаю, что оба в течение сезона демонстрировали прекрасный хоккей. Тот же Грабовский играл великолепно: и красиво, и бесстрашно, при том что все понимают: конечная цель форварда - это гол, а когда голов нет - результат нулевой...

ПРЕМИИ, КУБКИ И ПЕРСТНИ

-Меньше месяца назад на встрече в "СЭ" вы признали, что частично причины неудачи могут крыться и в ухудшившемся финансовом положении. Ведь премиальные за первый круг, насколько мне известно, не выплачены до сих пор... Чем объяснить то, что перед Питером игроки все-таки сумели на время закрыть глаза на долги?

- Вообще-то закрывать глаза на такую ситуацию команда и не должна. Когда подобные вещи происходят - это уже недоработки менеджеров. В нашем случае дело еще и в невыполнении своих обязательств целой группой наших спонсоров. Так что глаза никто не закрывал: проблема финансов существует. Думаю, до конца января все долги мы закроем и финансовую ситуацию выправим. Но то, что ребята на время питерского турнира вывели эту проблему за скобки и сделали второстепенной, лишний раз делает им честь. Вы видели их глаза, лица после победы? Скугарева, Мирнова? Видели, как сиял Миша Грабовский? А Максим Сушинский? Сегодня ему разбили лицо, но вы видели, что он творил в финальном матче, да и на протяжении всего турнира!

-Может ли эта победа как-то помочь выправить финансовое положение "Динамо", погасить долги, привлечь новых спонсоров?

- Однозначно. Во-первых, думаю, что те действующие партнеры, которые сейчас не выполняют своих обязательств, должны пересмотреть свою позицию. Во-вторых, мне уже позвонил один из руководителей крупной компании, ставшей нашим партнером только с нынешнего сезона, который сказал, что готов встретиться на уровне совета директоров и рассмотреть вопрос о расширении масштаба их участия в деятельности клуба.

-Правда ли, что весь призовой фонд, положенный за победу в Кубке чемпионов, будет распределен внутри команды?

- Это решение мы приняли с самого начала. Сто процентов суммы, после вычета налогов и расходов на транспорт, выплатят игрокам.

-Задачи на сезон перед "Динамо" сформулировали еще летом: завоевать Кубок чемпионов и удержать чемпионский титул...

- (Перебивая.) И задачи никто не менял. С первой мы уже справились. Кстати, приятно и то, что нам досталась новая модель кубка - чаша "Сильверстоуне была разыграна впервые, и мы стали ее первыми владельцами. Между прочим, уже приняли решение, и я взял на себя обязательства изготовить для всех хоккеистов маленькие копии трофея и перстни с эмблемой турнира, которые в торжественной обстановке подарим ребятам.

МИСТИКА ОДНОГО ЧИСЛА

-Есть, между прочим, в победе с десятой попытки (до этого девять финалов "Динамо" проиграло) и своя необъяснимая мистика, о которой, к сожалению, узнал только что. Вы помните, в каком вагоне ехали из Москвы в Питер?

- (Удивленно.) Кажется, в десятом...

-А в каком сейчас возвращаемся?

- Тоже в десятом.

-А кто забил победный буллит?

- Мирнов, № 10... Слушайте, мне и в голову это не приходило! Хотите знать, что я думаю по поводу магии чисел? Считаю, верить нужно во все, потому что все в этом мире имеет свое значение. Раз уж вы все это подметили, не согласиться нельзя: слишком уж много вокруг этой победы десяток, чтобы считать их простым совпадением (улыбается).

-В чемпионате "Динамо" сейчас восьмое. Известно и то, какое давление оказывается на президента клуба в последнее время и со стороны болельщиков, призывающих вас уйти в отставку. Думали в эти дни об этом?

- Давления со стороны коллег или руководства, поверьте, нет: там серьезные люди, которые прекрасно понимают, от кого что зависит. Болельщики - другое дело. Не так давно у меня был даже один скандал с болельщиком, хоть и не совсем трезвым, который подошел ко мне после какого-то матча и заявил: "Уходите в отставку! Вы "Динамо" мешаете..." Так вот, если я сам увижу, что это так - поверьте, никого не заставлю ждать и уйду. Но покуда у команды непростой период, покуда есть сложности с финансированием, покуда не все ладится в чемпионате, никогда не позволю себе так поступить. Когда выправлю ситуацию, когда будут выполнены все обязательства - вот тогда, возможно, подумаю об уходе и приму решение.

Работа президента действительно очень сложная. Пока же я - заложник ситуации между игроками и партнерами клуба, не выполняющими свои обязательства. Это ведь самое трудное: нести за что-то ответственность и не быть в состоянии разрешить проблемы. Конечно, мысли об уходе посещают постоянно, но сейчас мой уход стал бы проявлением слабости и малодушия. Нужно уважать тех людей, перед которыми ты брал обязательства. Их я брал перед многими из нынешних хоккеистов, с которыми подписывал контракты.